Sverre Fehn: новый регионализм

Текст: Оксана Гилюк

Опубликовано в журнале “Красивая жизнь”

Стремясь создать национальную архитектуру, норвежские архитекторы XX века черпали вдохновение в народном зодчестве, однако единицам удалось в удовлетворительной манере примирить прошлое наследие и современные требования. Несомненный интерес в этом отношении представляют работы архитектора Сверре Фена, которые повлияли на несколько поколений архитекторов этой малонаселенной северной страны, всегда стоявшей особняком, вне общего хода истории, и посему интригующей не менее, чем любая среднестатистическая экзотика в виде Таиланда или Сейшельских островов.


Сверре Фен

Сверре Фен родился в 1924 году в норвежском городе Кенгсберге. После окончания Школы архитектуры в Осло он работает в Париже у Жана Пруве и одновременно знакомится с творчеством Ле Корбюзье. В 1952 году с целью изучения примитивной народной архитектуры Фен посещает Марокко.
Большое влияние на ранний период творчества архитектора оказал его учитель, а впоследствии друг, Арне Корсмо, лидер норвежских последователей Мис ван дер Роэ, оставшийся верным поклонником прямого угла до конца своей жизни. С целью продвижения архитектуры модернизма в начале пятидесятых годов прошлого века Арне Корсмо, Сверре Фен, Гир Грунг и еще несколько молодых архитекторов образуют «Группу прогрессивных архитекторов» (ПАГОН). В 1955 году Сверре Фен и Гир Грунг строят дом престарелых в Осло, где впервые соединяют традиционное для Норвегии дерево с современным материалом – бетоном. Здание решено в модернистском стиле, но присущая ему функциональность уже здесь, а в последующих постройках Фена – все более, перестает быть конечной целью произведения.
С самого начала своей карьеры он стремится вернуться к истокам архитектуры, к ее первоначальным формам. Речь здесь не о ностальгии, как в случае историзма или постмодернизма. Сам архитектор утверждает, что «в диалог с прошлым можно вступить, лишь конструируя настоящее» – девиз, означающий, что современность – это всегда интерпретация вечных истин. Так, построенный по проекту Фена Национальный центр нового норвежского языка и культуры имени Ивара Аасена в Эрста (2000) считается одним из самых современных зданий в стране. Свободное от каких бы то ни было национально-романтических стилизаций, оно принадлежит настоящему – существует на своем месте, здесь и сейчас, отражая вместе с тем некие глубинные стереотипы человеческой культуры.

 

Известность за пределами своей страны приходит к архитектору в 1958 году – норвежский павильон для Всемирной выставки в Брюсселе строится по проекту Фена. Автор использует преимущественно дерево, создавая простую до совершенства конструкцию – без каких-либо изысков, с прямыми линиями и предельно упрощенной пространственной структурой.

Павильон Северных Стран для биеннале в Венеции

Вскоре после этого Фен становится победителем конкурса на строительство павильона Северных Стран для биеннале в Венеции. Павильон Фена (1962) – это покрытая плитой пустая обширная площадка, в центре которой сквозь толщу бетонного покрытия прорастают три дерева. Встреча природы и искусства? Не только. В соседстве с другими павильонами садов работа Сверре Фена представляется своеобразным критерием их оценки, неким исходным чистым пространством, точкой отсчета.
Следующей крупной работой Фена считается музей Хедмарк в Хамаре (1967-79). Это краеведческий музей под открытым небом, включающий в себя накрытые стеклянным куполом руины раннеготического собора Домкиркеодден, архиепископский дворец и ряд сохранившихся фермерских домов XIX века. Музей задуман с целью «устранить пропасть между прошлым и настоящим», но здесь нет и попытки реконструкции того, что могло бы быть или было. Новые внутренние пандусы стоят в стороне от подлинных стен и пола – приподнятые на столбах, осторожно расставленных между руинами внизу. Ваши шаги по бетонным плитам приводят вас к общению с предметами, которые использовались 50, 200, 500 лет назад. Деревянные санки, медвежий капкан, бутылка из зеленого стекла. Седло, блестящий медный чайник. Наперсток, ржавый гвоздь, монета. Даже вещи, выброшенные когда-то за ненадобностью, мусор наших предшественников, демонстрируют нечто, имеющее ценность воспоминания.
С конца семидесятых годов прошлого века в творчестве архитектора начинается новый этап, отмеченный усилением пластической выразительности форм. Однако уход от чистого модернизма к более индивидуальной архитектуре не мешает Фену продолжать восхищаться своим учителем, благодаря которому в недрах норвежской архитектуры, традиционно консервативной, стало возможным появление такого открытого к международным влияниям течения, как модернизм. Любопытен тот факт, что в 1986 Фен приобретает виллу Дамман, построенную Арне Корсмо в 1930 году. Покинутый на протяжении нескольких лет и постепенно разрушающийся, дом в Осло реставрируется и становится постоянным местом жительства архитектора и его семьи.
В последующие годы Фен проектирует еще ряд музеев, получивших широкое признание: Норвежский музей ледников в Фьорланде (1991), центр Кьелла Аукруста в Алвдале (1996), Центр Ивара Аасена в Эрста (2000) и Норвежский музей фотографии в Хортене (2001).


Национальный центр нового норвежского языка и культуры имени Ивара Аасена

Зрелое творчество Фена представляет собой не столько поиск новых, все более и более современных форм, идеальных с функциональной и технической точек зрения, сколько стремление создать архитектуру принципиально не анонимную – человечную, личностно и культурно значимую. «В данный момент меня все больше и больше интересуют татуировка и граффити. Не говоря уже о кольцах в носу. Я имею в виду архитектуру. В пригородах у людей развита животная разумность. Вот почему они обвешивают себя цепями, одеваются в кожу и вставляют кольца в нос. И делают татуировки. Даже здания татуированы – они покрыты граффити. Безмолвные, ненадежные, безликие здания. И жители стремятся придать им лицо. Рациональность жилища создает агрессию… У них нет поля для игры в гольф, нет даже веранды. Только дверь. В таких обстоятельствах начинает формироваться чувство территории. Кто первым делал татуировку? Моряки. Почему? Потому что им негде было жить. Посредством татуировки они делали тело своим домом. Татуировка превращает тело в художественный объект, который не может быть похищен. Ты пишешь на себе и потому переживаешь свою собственную жизнь». Именно такая позиция позволяет критикам называть Сверре Фена создателем персональной архитектуры, наделенной законченной образной идентичностью.
Вторым важным моментом творческого кредо архитектора является особенное внимание к восприятию природы. «Можно сказать, я строю диалог с природой. Норвежская природа нетронута, что является по-настоящему чувствительной точкой. Не думаю, что Норвегия была здесь особенно изобретательна – мы срубаем деревья, чтобы насадить лужайки, сливы и тюльпаны вокруг домов… Это прекрасно, но нельзя сказать, что очень оригинально. Мы не в Японии, где весь ландшафт возделан и где для сообщения природе более сильной экспрессии можно отломить от дерева несколько веточек… Норвежская природа более свирепа». Архитектура тогда выступает как посредник между человеком и природой – противостоит стихии и помогает примириться с ней. Действительно, окружающий пейзаж Фьорланда подавляет: ледник Юстедаль – это 487 (!) квадратных километров постоянного льда. Музей Ледников, построенный Феном у подножия гор, умело создает для человека место внутри этой великолепной декорации. Похожим образом решена проблема в Центре Кьелла Аукруста в Алвдале – музей построен на возвышении, которое во время наводнений превращается в островок. Помимо перечисленного Фен спроектировал несколько частных домов, включая официально объявленную памятником архитектуры виллу Буск в Бамбле (1990). Он также известен как проектировщик многих оригинальных выставок, таких, например, как «Китайские солдаты», где экспонировались древние терракотовые фигуры китайских воинов. В 1975-1995 годах Сверре Фен был профессором Школы архитектуры в Осло. В 1993 году он получил Золотую медаль Французской академии архитектуры, а в 1997 был награжден Архитектурной премией Притцкера и Золотой медалью Хейнриха Тессенау. Он также является почетным членом норвежских, финских, шотландских, британских и американских архитектурных ассоциаций и институтов, Королевских академий в Копенгагене и Стокгольме, лауреатом Королевского Норвежского ордена Святого Олафа и обладателем медали Христиана Гроша.


Выставочный павильон имени Йенса Ультвейт-Моэ при Национальном музее Норвегии

Интерьер выставочного павильона имени Йенса Ультвейт-Моэ при
Национальном музее Норвегии

Последняя на сегодняшний момент работа Фена – новый комплекс архитектурного отдела Национального музея Норвегии (бывшего Норвежского музея архитектуры). Архитектору было поручено реконструировать здание Банка Норвегии, построенного Грошем в 1830 году, и дополнить его небольшим выставочным павильоном, носящим имя мецената Йенса Ультвейт-Моэ. Первой выставкой в новом музее стала ретроспектива работ самого Сверре Фена.

Comments are closed.