Миссия невосполнима. Украина теряет шедевры советской архитектуры

На сайте Фокус.ua 21.04 опубликована статья, посвященная разрушающимся памятникам советского модернизма в Украине. В ней самые интересные объекты с фотографиями. Поводом к статье стала выставка, готовящаяся в Вене, посвященная архитектуре последних лет СССР в союзных республиках.  Мы приводим текст статьи полностью.

Прилетели. Знаменитая «летающая тарелка» возле метро «Лыбидская» считается произведением второй волны советского модернизма Фото: Женя Савилов

Шедевры советского модернизма в Украине оказались под угрозой исчезновения. Несмотря на международный интерес к таким объектам, страна не ценит образцы архитектуры социалистической эры

Облупившееся серое здание Института научно-технической и экономической информации (ИНТиЭ) в Киеве возле станции метро «Лыбидская» бросается в глаза издалека — один его корпусов своей необычной формой напоминает зависшую в десяти метрах над землёй «летающую тарелку». Здание было построено в 1971 году, когда Советский Союз состязался с Америкой в космических достижениях. Сорок лет спустя над экспериментальной модернистской «тарелкой» нависла угроза исчезновения — со всех сторон её окружили стройки, а у государства нет денег не только на ремонт, но и на содержание сооружения.

Похожая судьба — более чем у сотни других объектов, разбросанных по разным уголкам страны. Все эти строения возводили в период между 1961–1991 годами. В Украине к ним относятся без особого почтения: их авторов забыли, а сами здания даже не имеют официального статуса памятников архитектуры или истории, который — хотя бы гипотетически — мог бы защитить их от разрушения. Те объекты, в которых всё-таки проводился ремонт, перестраивались со значительными нарушениями авторского замысла и технологий. Совсем иначе к этим образцам советской архитектуры относятся за границей.

Многие из этих сооружений являются шедеврами, считает Дитмар Штайнер, основатель Архитектурного центра Вены — одного из самых влиятельных на сегодняшний день мировых музеев архитектуры. Вместе с коллегами он по крохам собирает сохранившуюся проектную документацию и изучает ещё не разрушенные здания. Сейчас Штайнер готовит выставку о «второй волне» советского модернизма в надежде сохранить культурное наследие для потомков хотя бы на фото.


40 лет спустя. Архитектор Флориан Юрьев предполагал, что в этом здании сможет разместиться цветомузыкальный театр

Нелюбимое наследие
«Он висит в воздухе, чтобы снизу оставался проход. С точки зрения градостроительства, участок под застройку был зауженный», — объясняет архитектор «тарелки» Флориан Юрьев идею сферической формы кинолекционного зала. Его проект предполагал, что в зале разместится цветомузыкальный театр, поэтому составленное из двух полусфер помещение имеет хорошую акустику. Несмотря на всю уникальность «тарелки», нет никаких гарантий, что она долго простоит на своём месте. Как сообщил Фокусу директор ИНТиЭ Анатолий Ямчук, учреждение намерено передать здание Фонду государственного имущества. У института нет денег не только на ремонт, но и на содержание уникального строения. Тем временем «тарелка» постепенно разрушается — к ней вплотную подобралась стройка самого большого в Украине торгово-развлекательного центра, а в ста метрах идёт сооружение самого высокого православного храма в Европе. Ко всему прочему добавился еще один разрушительный фактор — в прошлом году под землей продолжили новый участок линии метрополитена.

«У каждого такого здания есть соб-ственный цикл ремонтов, который давно не соблюдается», — пояснил Фокусу архитектор Александр Бурлака. По его словам, при создании экспериментальных объектов советскими архитекторами применялись смелые инженерные решения, а вот качество строительных работ, технологий и материалов зачастую было на невысоком уровне. Авторы работали в условиях жёсткой экономии: Москва с большим скрипом выделяла деньги, а строительство шло по 10–15 лет с большими перерывами. «Поэтому эти объекты особо уязвимы, они быстро стареют», — объясняет Бурлака.

Лишь некоторые образцы советского модернизма, такие как столичные Музей Великой Отечественной войны, Украинский дом или Дворец культуры «Украина», поддерживаются в хорошем состоянии. Однако даже их реконструируют с нарушениями авторских проектов, искажая фасады и внутреннее устройство. «Когда в 2001 году проводили реконструкцию Дворца «Украина», автор проекта архитектор Маринченко была в ужасе от тех изменений, которые были сделаны», — рассказывает эксперт. Сейчас власти готовятся реконструировать здание Украинского дома: к нему пристроят ресторан и перекроют атриум — пространство в центре здания, которое сейчас служит для освещения экспозиционных залов на четырёх этажах. По официальной версии, в Киеве негде принимать официальные иностранные делегации, а потому использовать Украинский дом в качестве музея — это роскошь. В то же время в архитектурных кругах поговаривают, что здание просто пришлось по вкусу президенту Януковичу, который в 2010 году уже проводил в нем приём по случаю своей инаугурации.

Оставить в памяти
Получается, что защитить архитектурное наследие 60–90-х годов XX столетия практически некому. «В вопросах архитектуры власти и застройщики руководствуются исключительно собственными интересами», — считает президент Украинской академии архитектуры Валентин Штолько. Согласно принятому порядку оценки архитектурного наследия, объекты 1961–1991 годов не могут быть признаны памятниками, поскольку они построены менее 50 лет назад.

Тем временем международный интерес к советской архитектуре второй половины XX столетия только растёт. В 2011 году издательство Taschen опубликовало фотоальбом фотографа и главного редактора французского журнала Citizen K Фредерика Шубина. Книга содержит снимки объектов «брежневской» архитектуры, среди них есть и строения, находящиеся на территории Украины. Альбом заинтересовал популярное британское издание Guardian — теперь он продаётся в его книжном магазине guardianbookshop.co.uk.

«Если конструктивизм и сталинская архитектура хорошо знакомы мировому архитектурному сообществу, то послевоенный модернизм почти неизвестен», — сказал Фокусу Дитмар Штайнер. В прошлом году архитектор с мировым именем побывал в Украине и сильно впечатлился увиденным, теперь он готовит выставку «Советский модернизм. Неизвестные шедевры 1961–1991». «Множество построек, которые ещё только ждут признания своей архитектурно-исторической ценности, находятся под угрозой исчезновения. Такая ситуация требует срочного вмешательства», — подчёркивает Штайнер.

Можно было бы сказать, что в Украине о модернистской архитектуре почти забыли. Однако несколько лет назад в Киеве возникло сообщество молодых архитекторов, культурологов и фотографов, которые собирают информацию об объектах советского модернизма. По словам активиста сообщества Александра Бурлаки, сейчас эти энтузиасты помогают готовить выставку в Вене, чтобы привлечь к проблеме внимание иностранцев, а там, глядишь, и местных властей.

Осколки эпохи
10 выдающихся образцов архитектуры советского модернизма, которые Украина рискует потерять

Комплекс хореографического училища и детской музыкальной школы, Киев, 1969

Автор: Михаил Будиловский
Опасность: постепенное разрушение

Хореографическое училище было одним из первых больших современных зданий в Киеве после поворота архитектуры к функционализму. Но вскоре после выезда Михаила Будиловского в США его имя было аккуратно вычеркнуто из всех источников. Комплекс, состоящий из корпусов училища, музыкальной школы, интерната для одарённых детей и концертного зала, спрятан внутри жилого квартала и обращён в сторону парка и детской железной дороги.

Универсам «Печерский», Печерский рынок, Киев, 1983


Автор: Алла Анищенко
Опасность: угроза сноса

На момент открытия универсам «Печер-ский» был крупнейшим в Киеве. Его торговая площадь составляла 2 тыс. кв. м, объём — 29 тыс. куб. м. Архитектор Алла Анищенко впервые применила в качестве опоры необычной формы 78 сборных железобетонных колонн в виде гиперболических параболоидов. Помимо своего основного конструктивного назначения они являются своеобразными солнцезащитными устройствами.

Речной вокзал, Днепропетровск, 1983

Автор: Владимир Веснин
Опасность: почти 20 лет здание не используется по назначению, многочисленные арендаторы изменяют фасад и перестраивают внутреннюю планировку по собственному усмотрению

Архитектор Владимир Веснин мысленно увидел речной вокзал не с берега, а с поверх-ности воды. Таким образом, большая часть здания возведена над рекой, за пределами береговой линии. Во время строительства жители города думали, что строится новый мост. К 33-метровым типовым мостовым балкам подвешены пять этажей перекрытий.

Пансионат «Дружба», Крым, Гаспра, 1985


Автор: Игорь Василевский
Опасность: неграмотная реконструкция

Здание пансионата на 400 мест выполнено в виде пятиэтажного кольца диаметром 80 м, установленного на трёх высоких башнях-опорах, в которых размещены лифты, лестницы и коммуникации. Остроумное конструктивное решение позволило разместить между опорами парящий над землей бассейн. «Бублик» как бы подвешен на высоте 25 м, что позволило сохранить без изменения естественный рельеф склона.

Цирк, Днепропетровск, 1980


Авторы: Павел Ниринберг, Сергей Зубарев
Опасность: постепенное разрушение

В здании впервые в Советском Союзе было применено железобетонное покрытие в форме шатра. Купол цирка в форме шапито не только создал прекрасную акустику зала, но и сформировал узнаваемый архитектурный образ: надпись «Цирк» была не нужна. Неотъемлемой частью композиции являлось кафе с фонтаном на крыше. Ниспадающая пелена воды отделяла внутреннее пространство от улицы: попасть в кафе можно было только в месте разрыва струи.


Залы прощания мемориально-погребального комплекса крематория на Байковом кладбище (парк Памяти), Киев, 1980


Авторы: Ада Рыбачук, Владимир Мельниченко, Авраам Милецкий
Опасность: художественные рельефы Стены Памяти могут быть утрачены в результате строительства церкви

Согласно проекту, помещения крематория спрятаны под землю, а центром композиции являются железобетонные лепестки оболочек залов прощания. Частью комплекса была Стена Памяти, но монументальное произведение, создававшееся 17 лет, залили толщей бетона по решению партийных властей. По данным экспертов, первоначальные рельефы Стены Памяти сохранились под слоем бетона, и их можно восстановить.

Авиарий Киевского зоопарка — павильон птиц, Киев, 1966

Автор: Владимир Михайлов
Опасность: постепенное разрушение, угроза сноса

Архитектор Владимир Михайлов закончил реконструкцию зоопарка к началу 70-х годов. Он мастерски использовал рельеф, создав комплекс, в котором искусственные сооружения органично сочетаются с природой. Стеклянная полусфера купола павильона птиц спроектирована под влиянием «геодезического купола» американского изобретателя Бакминстера Фуллера.


Летний театр в парке им. Шевченко, Днепропетровск, 1977


Автор: Павел Ниринберг
Опасность: постепенное разрушение

Стены и кровля здесь оторваны друг от друга, что создаёт эффект проникновения внешнего пространства внутрь здания. Крыша необычного строения была разработана специально для улучшения акустики. Чтобы развеять сомнения, выдержит ли конструкция дожди и ветер, полости металлических ёмкостей заполнили водой. Затем архитектор Павел Ниринберг встал под крышу — и вопросов больше не возникало.


Павильон над источником минеральной воды «Харьковская-1», Харьков, 1961


Автор: Владимир Васильев
Опасность: постепенное разрушение, угроза сноса

Будущий автор Киноконцертного зала «Украина» и многих других зданий в Харькове профессор Васильев придумал уникальное решение опирающейся в трёх точках железобетонной конструкции покрытия над источником минеральной воды. Его поверхность облицована цветным стеклом и керамикой. Павильону угрожает ведущееся с 2009 года строительство купальни, которую одним из первых опробовал мэр Харькова Михаил Добкин.

Житний рынок, Киев, 1982

Автор: Владимир Штолько
Опасность: постепенное разрушение, угроза сноса

В рисунке рёбер бетонных панелей авторы отобразили мотивы народной украинской вышивки. Вторая часть идеи не была реализована: строителей не радовала перспектива раскрашивать сотни метров потолка в черно-красный и белый цвета, и они подсказали властями, что народные мотивы могут быть интерпретированы как проявление национализма. В результате интерьер выполнили в сером цвете.

Виталий Атанасов

Источник Фокус

Comments are closed.