Category: Здания

ЗАСТРОЙКА ВНЕ ЗАКОНА. МОСКВА. КОПТЕВО

Кинотеатр «Байкал» с прилегающими жилыми домами и пристроенными магазинами образует архитектурный ансамбль и фактически является центром района
Кинотеатр «Байкал» с прилегающими жилыми домами и пристроенными магазинами образует архитектурный ансамбль и фактически является центром района

9 февраля в Мосгордуме будет организован круглый стол на тему “ЗАСТРОЙКА ВНЕ ЗАКОНА. МОСКВА” со специалистами и чиновниками, принимающими градостроительные решения в Москве.

Поводом к круглому столу послужила ситуация в московском районе Коптево. Как пишет у себя в Facebook член градостроительного совета Союза Архитекторов России архитектор Влад Кунин, являющийся одним из инициаторов круглого стола, “в Москве происходит очередное градостроительное преступление районного масштаба. В нарушение действующего законодательства, законных градостроительных разрешений и в нарушение градостроительных регламентов, начиная с 15 октября 2015 года ведутся работы по застройке земельного участка между торговым развлекательным центром “Байкал” и продовольственным магазином “Билла” по адресу Михалковская ул.д.4.
Как стало известно, на этом небольшом участке в 0.13 га, являющемся центром муниципального района Коптево, изначально запроектированном как общественная зона в составе комплексной застройки данного микрорайона, предполагается построить 4-х этажный торговый центр 18.95 м высотой и площадью 4157 м кв. (с коэффициентом площади застройки участка 0.78). В 10 метрах (!) от предполагаемого торгового центра уже существует торгово-развлекательный центр, располагающий пустующими площадями.
ТРЦ «Байкал» с прилегающими жилыми домами и пристроенными магазинами, расположен в ключевом транспортном узле и образует архитектурный ансамбль и фактически является центром района.

кинотеатр "Байкал" был реконструирован в начале 2000-х в торгово-развлекательный центр. До 2015 года функционировал (с перерывами) в том числе и как кинотеатр. В октябре 2015 года кинозал закрыли
кинотеатр “Байкал” был реконструирован в начале 2000-х в торгово-развлекательный центр. До 2015 года функционировал (с перерывами) в том числе и как кинотеатр. В октябре 2015 года кинозал закрыли

Новый торговый центр строится с минимальными отступами от ближайших жилых домов 8-15 м (жители близлежащих домов с 1-го. по 7 этаж упрутся своими окнами в стену), все санитарные и пожарные нормы при застройке фактически будут нарушены. В градостроительном отношение – данное решение является преступлением по отношению к городу и жителям – в результате, получаем переуплотненную точечную застройку, ликвидацию пешеходной зоны, резкое снижение условий жизни в микрорайоне. Очевидно, что данное пространство следует превратить в благоустроенную общественную зону, возможно в сочетании с парковкой. Так это и было задумано по первоначальному плану комплексной застройки данного участка в 1970 году.

Было найдено порядка двадцати нарушений в Федеральном и Московском законодательстве на пути к выдаче разрешения на строительство ТК, от неправомерного выделения участка под застройку, махинаций с арендуемым участком земли, оформления ГПЗУ, до очевидных нарушений в проекте, которые должны быть оспорены в обязательном порядке в экспертизе.

Для управы стройка оказалась полной неожиданностью- общественных слушаний то не проводилось, так как статус у этого участка “Реорганизация территории”. Как было разъяснено в письме от М. Ш. Хуснуллина для проектов реорганизации слушания не предусмотрены! Квартал жилой. Были разосланы письма в Мэрию, Стройкомплекс, Рос.имущества, Префектуру, Стройнадзор и Прокуратуру. Полученные ответы подтверждают законность строительства, ссылаясь на то, что все разрешения получены и  экспертиза пройдена.

Круглый стол – едва ли не единственная возможность повлиять на ситуацию.

Общий вид на ансамбль
Общий вид на ансамбль

 

 

В поисках модернистского православного храма

презентация 13_прил2cdr

Текст: Ефим Фрейдин

Прошлым летом я продолжил вояж по городам России. Путь лежал по “Золотому кольцу” вплоть до самого севера. От Суздаля до Соловков – и каменное и деревянное зодчество представлено в полном объеме и завершало картину церковной архитектуры европейской России (Псков и Новгород были посещены раньше).

Уже этой весной возник совершенно странный исследовательский вопрос: как трансформируется храм в современном стиле? И еще более издевательская его формулировка – а существует ли модернистский православный храм в реальности?

Издевательская, разумеется, из-за 1920-х годов. Храмы разрушались и перестраивались во что угодно, в частности – в модернистской стилистике. Появлялись клубы, библиотеки, кинотеатры и склады. Исчезали купола, колокола, приделы и резной камень. Правда, стоит отметить, что в 1920-х стали раскрывать и реставрировать каменные церкви – работа Грабаря и Барановского в Москве продолжилась в 1940-х и послевоенной реставрацией 1960-х, что было запараллелено процессу разрушения.

В 1990-х появилось и первое полное воссоздание – храм Казанской богоматери на Красной площади. В 1996 – Храм Христа Спасителя. На фоне буйства неорусского стиля, сохранения древнерусского зодчества и восхищения эклектикой, модерном, мы считали, что в советский период развитие (а не воспроизводство) церковной архитектуры прервалось, остановилось, и с падением СССР стартовало с той же стилизаторской и эклектичной точки, чтобы наверстать упущенное, восполнить потери, а теперь и – освоить новые территории городов. В современной практике есть и воссоздание утраченного, и реставрация, и стилизация, и даже обратный процесс перестройки советских ДК и дворцов пионеров в церкви.

Модернизм искусственно противопоставлен православию и русской традиции не только из-за совпадения и подъема после революции, но и потому что он интернационален (в отличие от национальной русской архитектуры, которую до это поддавливала еще и итальянская глобальная классика). Поэтому складывается ощущение, что ответ должен быть отрицательным: православного модернистского храма быть не может!

Чтобы сделать краткий обзор, мы просмотрели несколько тысяч карточек российских храмов ХХ-ХХI века (благо есть такие базы данных) и пытались найти там современные по стилистике объекты. Современные – это ар-нуво, современное движение (функционализм и модернизм), ар-деко и постмодерн. Для простоты и в силу скромного количества исследуемых объектов (в результате отбора осталось около 100), мы включаем в современное движение и его трансформации – метаболизм, брутализм, регионализм, органическую архитектуру. В российский контекст мы также включили воссоздание и реставрацию.

Существенным фильтром для отбора является выбор канонических православных церквей (католические и протестантские, неканонические – были возвращены из наших сетей обратно в море). Это не совсем правильно для эксперимента, но слишком очевидно, что другие ветви христианства намного легче обращаются к современной архитектуре. Правда, если вернуться к полевому исследованию прошлого лета, то не скрою, что и в Соловках, и в Кириллове, и в Суздале есть весьма рациональные по архитектуре и храмы, и интерьеры, отдельные кадры которых легко смешать с модернистскими постройками – от Корбюзье, до Скарпы. В этом смысле формообразование древнерусского храма сходно с современной архитектурой.

Можно предположить, что православные храмы в ХХ веке не получали внимания современных архитекторов, что консервировало традицию. Это также не соответствует действительности: Щусев, Шехтель, Бенуа были законодателями моды в начале прошлого века хотя и работали в стилизации. Неорусская стилизация в модерне влияла и на гражданскую архитектуру. Вне России над проектами работали Луис Салливан, Фрэнк Ллойд Райт, Сантьяго Калатрава. Можно смело говорить, что эти лица определили облик двадцатого века.

Когда мы выложили свою сотню картинок на шкалу времени и сравнили с принятой периодизацией стилей, получилось обнаружить группу модернистских православных храмов. С небольшой поправкой, которая определяется семантикой объема церкви. В композиции важную роль играет карниз, который отделяет нижнюю часть храма (земную) от верхней (небесной). Когда мы идентифицировали стиль, то часто попадалась традиционная небесная часть (ретростильная: украинское барокко, шлемовидные или луковичные купола и так далее) и сильно трансформированная земная (модернистские малодекорированные объемы, весьма гражданский по характеру вход), в результате была выдвинута гипотеза, что нижняя часть строилась в городском и временном контексте, а верхняя – меньше подвержена изменениям. Стилистка определялась по любым изменениям в облике храма, а революционные (комплексные) примеры рассматривались как этапные для эволюции архитектуры.

В результате хорошо фиксируется строительство 1930-х годов: в рациональной стилистике перерабатываются основные типы храмов – византийский, деревянный. В 1950-е идет развитие языка Ар-нуво и Ар-деко: гиперболизированные арки, подчеркнуто кубистические объемы, рациональные портики минимально декорируются. При этом возникают единичные образцы полностью трансформированных храмов – в органическом стиле, в рамках школы метаболизма. Постмодернистская традиция, по-моему, выражается в интерпретации неорусского стиля – умножение прясел, их неровный ритм и повторение, замена функциональных элементов декоративными и рекламно-стилизованными; в сочетании чисто модернистских элементов с неорусскими; в намеренной замене объектов их муляжами – купол, фланкирующие башни сохраняются на своих местах, но мечтательно переработаны. Это своеобразные обозначения конфессиональной принадлежности на языке современной архитектуры, вольно цитирующие и контекст и традицию.

После проделанного анализа наступает странное ощущение диссонанса между современностью и православной принадлежностью храма. Даже видя результаты конкурсов не складывается однозначного понимания – каким он может быть. С другой стороны неорусский храм был актуален для гражданской архитектуры начала двадцатого века, а классицистический – для архитектуры 19 века. И пока не сформирован стиль времени, или если он сформирован как сложный и многозначный – трудно искать однозначный образ церкви.

В завершении нужно сделать важную заметку – мы не фиксировали связь между планировкой, обликом (фасадом) и функцией (особенностями службы), рассматривая только общие эстетические признаки. Тем не менее даже при таком ограниченном взгляде возникает ощущение непрерывного развития архитектуры храма, одновременного с мировой тенденцией, что только подчеркивает вненациональность религии и ее распространение, в отличие от национальной русской архитектуры, которая развивалась революционным путем в 1930-50е годы.

Исследование: Ефим Фрейдин, Алёна Борзунова, Омск, 2014


Закрытые кинотеатры в фотографиях Сергея Новикова

Кинотеатры советского времени вызывают чувство ностальгии. На смену им приходят мультиплексы и небольшие залы в торговых центрах. Мало кто из нас мог представить себе тогда, что кинодосуг можно совмещать с шоппингом. В 1990х многие из кинозалов были отданы под оптово-розничную торговлю, а потом и вовсе закрылись, что бы уже никогда не открыться. Морально устаревшие, но все еще не утратившие былого великолепия, они, пожалуй,самый совершенный памятник архитектуре модернизма. Дома Культуры, музеи Ленина и Дворцы пионеров нашли себе новое применение. Фотограф Сергей Новиков запечатлел “уходящую натуру” – кинотеатры, некоторые из которых уже разрушены. Continue reading

Written by Comments Off on Закрытые кинотеатры в фотографиях Сергея Новикова Posted in кинотеатры

Кинотеатр «Саяны»

Уже несколько лет закрыт на реконструкцию кинотеатр “Саяны” в Восточном округе Москвы. Будет ли здесь кинотеатр – вопрос открытый. Ясно, что даже если и будет, он будет совершенно другой, как снаружи, так и внутри.

Кинотеатр “Саяны”
Москва, ул. Саянская,  9
архитекторы  Лебедев В.В., Цивьян А. С. и Шабунин Б.А.
1978-81г

Continue reading

Донские бани «накрываются американским тазом»?

Донские бани. фото с сайта www.hots.ru

ДОНСКИЕ БАНИ

КОНЕЦ 1920-Х – НАЧАЛО 1930-Х ГОДОВ
АРХИТЕКТОР Ивашкевич
УЛ. ОРДЖОНИКИДЗЕ, 1
Donskiye public bath
Architect Ivashkevich

На месте Донских бань на юге Москвы может появиться жилой комплекс. Continue reading

Казань. Позднее.

Е.Фрейдин

Осенние прогулки по российским городам (Перми, Казани, Нижнему Новгороду, Смоленску) не имели своей целью обнаружить модернистские объекты, тем не менее среди различных зданий и мест, которые привлекли внимание – таковые есть. Нижеприведенные здания ни в коей мере не являются исчерпывающим списком достопримечательностей, а также “главными” в позднемодернистском наследии Казани. Но мне показалось, что город, который уже пережил тысячелетие (как событие) и сейчас готовится к Универсиаде, стремительно зачищая всевозможное ветхое (до блеска или в качестве контртеррористической меры, видя в нем угрозу имиджу), не определился как отнестись к советскому наследию – в частности к объектам раннего и позднего модернизма. Continue reading

Ресторан «Олень». Зеленогорск.

Зеленогорск, Ленинградская область
Приморское шоссе, 549,
Архитекторы: Евдокимов С. И.Изоитко А. П.
1963-1967
снесен в 2007
Проект летнего ресторана в Зеленогорске был создан в 1963 году замечательными ленинградскими зодчими Сергеем Ивановичем Евдокимовым и Аскольдом Петровичем Изоитко, а спустя четыре года здание уже было сдано в эксплуатацию.

Кинотеатр. Типовой проект

В Орле такой типовой кинотеатр был снесен в 2011 году, несмотря на то, что построенное в 1930-х годах здание кинотеатра “Родина” как памятник архитектуры эпохи конструктивизма  было включено в перечень памятников областного значения по заключению Института искусствознания при Академии наук России, а зона вокруг него признана заповедной. Четыре раза его пытались снести. Пятый раз был успешным.

А так он выглядел в оккупацию, и тогда он работал как кинотеатр

Кинотеатр «Родина» в оккупированном Орле

Дворец Бракосочетания в Омске: Теряя модернизм

DSC01607

Лепнина поедает

Меня, честно скажу, перекосило, когда я увидел трейлер к фильму о сносе модернистского микрорайона в Америке в 1960-х. Это страшно, когда сносят то, чему тебя учили  – расставленные по сетке домики, в которых расселено население. Страх понемногу отпускает, когда объясняют что там была преступность, не хватало занятий для людей, в общем рассказываются почему среда оказалась неблагоприятной. Continue reading